Скробин

«Учителя и выпускники Норской школы (средняя школа № 17 г. Ярославля)»
Учитель олимпийцев Федор Александрович Скробин
(1923-1998)
В Норском нет ни одного человека, кто не знал бы лично или хотя бы понаслышке Скробина. Скромный учитель физкультуры школы № 17, фронтовик Федор Александрович Скробин, подарил России и миру звёздные имена своих воспитанников. Его именем назвали стадион в поселке.
Фёдор родился 3 марта 1923 г. в селе Норское Ярославского района, Ярославской области. Семья была большая, девять человек, но дружной, работящей. Отец работал на фабрике «Красный перевал», мать суетилась по хозяйству. Феде не исполнилось и восьми, когда умер отец, Александр Васильевич. После смерти главного кормильца пришлось нелегко.
Перекусив утром ломтём чёрного хлеба, младшие ребятишки бежали на Сельский луг за подножным кормом: выкапывали дикий лук, собирали в соседнем лесу ягоды и грибы. Двое старших к этому времени работали на мануфактурной фабрике, а Федя с братом Борей подрабатывали по выходным и церковным праздникам в сельском храме Михаила Архангела (1748 год), который находился рядом с их домом. Маленький шустрый Федя прислуживал старенькому настоятелю отцу Платону (Розову).
В 1938 г. Федор окончил семилетку средней школы №- 17. В этом же году поступает в ФЗУ при Ярославском электромашиностроительном заводе, в 1940 оканчивает училище и работает на заводе по специальности слесаря — ремонтёра 3- го разряда.
22 июня 1941года. По всей стране с быстротой молнии пронеслись тревожные слова выступления Молотова. Через три месяца завод, на котором работал Фёдор, был эвакуирован в Томск. Ярославские слесари и станочники работали по две, по три смены, подымались по первому зову.
Как и вся советская молодежь, Фёдор рвался на фронт, но в Томском военкомате слышал один и тот же ответ: «Понадобитесь – вызовем». Вьюжным утром, 2 февраля, пришла повестка, но не на фронт. Среди других призывников Фёдор Скробин был зачислен курсантом ускоренного курса Асиновского военно-пехотного училища Томской области.
Обстановка на фронтах вынуждала досрочно, без присвоения офицерских званий, направлять курсантов в действующую армию. Эшелоны курсантов АВПУ зачастую прямо из вагонов вступали в бой. В конце августа к отправилось на Волховский фронт и отделение минометчиков, где служил Скробин.
Федор принял командование миномётным взводом. «КП» всё время просил огня. Никто уже не считал сделанных залпов. Казалось, люди не выдержат, нет уже сил, чтобы пробежать два километра от позиции, взять шестнадцатикилограммовую мину и вернуться назад. Атака следует за атакой, гибнут товарищи.
«Братишки, — только и мог сказать Фёдор солдатам, многие из которых годились ему в отцы, — надо выстоять, это приказ. Огонь! За Ленинград, за всех погибших, за наших товарищей». Весь сентябрь шли яростные бои.
В туманное и слякотное утро 10 сентября 1942 г. Скробину поступил приказ прийти на помощь товарищам, попавшим в окружение гитлеровцев. С яростными криками бросились они на врага. Взрыв бросил Фёдора на землю, померкло сознание. Очнувшись, увидел знакомого солдата. Сам раненый, тот старался помочь командиру.
Много раз Фёдора переводили из госпиталя в госпиталь, перенесено шесть операций, не действовали ноги. Пришел домой на костылях. «Был признан негодным для прохождения дальнейшей службы, вернулся домой инвалидом. По направлению райвоенкомата пришёл работать в школу №- 17 г. Ярославля преподавателем военного дела». За короткими строками автобиографии боль и начало нового этапа в жизнь фронтовика. Некоторое время спустя окончил курсы учителей физкультуры.
В школе № 17 учились ребята со всей округи, доходило до полутора тысяч человек, занятия шли в две смены. Зимой многие из окрестных деревень приезжали в школу на лыжах. Бегал на лыжах за шесть километров из поселка «Красный перевал» и будущая легенда лыжного спорта Павел Колчин. В письме заслуженного мастера спорта, трёхкратного олимпийского чемпиона, 14- кратного чемпиона СССР Колчина есть такие строки: «Я часто вспоминаю свое детство и учебу в школе № 17. Вспоминаю преподавателей и особенно Федора Александровича Скробина».
Федор Александрович по-отечески относился к своим воспитанникам. Павла пристроил баянистом в пионерский лагерь, где работал летом. Знал, что тот без отца рос в многодетной семье.
Еще с довоенных времен школьники со своими наставниками совершали походы на байдарках и лодках. Может поэтому среди учеников Скробина есть и призеры летних олимпиад. Это Олег Алексеевич Александров, выпускник 1954 г., чемпион мира в гребле на ялах.
Особенно тесно общались Скробины с семьей неоднократного чемпиона мира по лыжам Валерия Тараканова. На открытии выставки, посвященной олимпийскому движению, Валерий Иванович сказал: «За все это мы должны быть благодарны двух энтузиастов, учителей физкультуры нашей школы – Федора Александровича Скробина и Вячеслава Павловича Савельева».
В музее школы есть письмо олимпийца Олега Александрова, написанное им в полярной экспедиции: «Фёдор Александрович, вчера поздно вечером, развернул газету «Советский спорт» от 6 июля 1969 г. и меня невольно привлекла внимание статья П. Колчина «Жажда над ручьём». Главное в том, что в ней показан ЧЕЛОВЕК, имя которого Фёдор Александрович Скробин. Человек, который дал путёвку в большую жизнь многим мальчишкам и девчонкам, в том числе и автору статьи». Имя учителя занесено в Книгу почета г. Ярославля
Старые раны всё чаще напоминали фронтовику о себе и 26 апреля 1998 г. сердце учителя остановилось.
Наталья Русинова