Улица Норская Набережная

Название Норская Набережная 1-я и 2-я были присвоены в феврале 1957 г.

Бывшие названия: Набережная ул. – общее название для двух объектов в Х1Х в. – первой половине ХХ в.;Волжская наб и 2-я Волжская наб.- с 1940-х до 1957 гг; по р.Волге; образование двух самостоятельных набережных связано с тем, что они разделены устьем р.Норы. переименование 1957 –го года было вызвано тем, что после присоединения Норского к Ярославлю в городе оказалось несколько Волжских набережных.

«Волгой- матушкой» называли русские люди поилицу и кормилицу народную. Самые красивые улицы располагались на её берегах, самые затейливые и богатые дома строили. Вот и улица Норская набережная – одна из красивейших улиц  Норского посада.

Волга придала облик не только Набережной, но и всему Норскому посаду, определили экономику и характер населения. «Для всех нас – это был центр внимания, центр жизни, начиная с детских лет. Весной и летом вся жизнь проходила на Волге. Она у каждого норянина пользовалась и пользуется бесконечной любовью», — писал в своей рукописной книге наш земляк – краевед Георгий  Иванович Курочкин . Родился Георгий Иванович 2 апреля 1875 года на Норской Набережной в доме №21. Вся история Норского и родной улицы, жизнь её обитателей и красавицы Волги – в его записях.

 

В начале XVIII века посад состоял из трёх улиц: Успенской, Норской Набережной и небольшой улочки Загороды, отделяющей посад от села. Век этот был поистине золотым для посада, тогда ещё Норской дворцовой ловецкой рыбной слободы. За какие-то двадцать лет вознеслись куполами в небо три храма, и ни один не повторял облик другого. На Норской Набережной стоит храм Благовещения, которому уже более 240 лет. Норская легенда, записанная Георгием Ивановичем Курочкиным гласит, что поссорились жители Норской Набережной с Успенскими, и решили выстроить свой храм. На этом месте, на старинном кладбище стояла часовенка, кладбище перенесли на берег Норы и начали строительство. На загляденье вышел новый храм: небольшой, но самый богатый из трёх посадских  церквей – позолоченный иконостас, расстрелиевские колонны, украшавшие его внутри и снаружи, красивая кованая ограда с фонариками. Здесь же хранилась самая почитаемая в посаде икона «Богородица – всех скорбящих радость». Икону эту когда-то привезли из Толгского монастыря и почитали чудотворной.

Именно рыбаки с Набережной выловили и преподнесли Екатерине II 20-ти пудового осетра во время её путешествия по Волге. Обладателя 10-ти пудовой белуги, выловленной тогда же купцом Калашниковым, наградили прозвищем Белугин. Так и записывали его в метрических книгах Благовещенской церкви «купец Калашников, он же Белугин».

XVIII век – век больших перемен и для России.  Екатерина II созывает комиссию по составлению Нового уложения. Каждый город должен был послать в эту комиссию своего депутата с наказом. Норская слобода в списке не значилась, но норяне, помня милости Екатерины II ( те самые, подаренные за осетра острова) проявили необычайную настойчивость и даже  нахальство, и право послать своего депутата получили. Под посланным ими Наказом стояло 85 подписей норян, большинство из которых жители Норской Набережной. Среди них такие фамилии: Голубятников, Пятунин, Пирожниковы, Угрюмовы, Чечулин, Сурьяниновы, Курочкины, Зайцевы,  Волковы, Потехины, Кутавкин, Сковородцев, Белугин, Новиков, Калашниковы, Колчины, Секерин.

Пролетали  века, а красавица Волга по-прежнему несла свои воды.

                  Обычно Волга оживала и трогалась на Пасху. Не только ребятишки, но и взрослые бежали к воде и умывались, говорили, что это дает здоровье. Несколько дней была небольшая подвижка льда, где-то на четвертый день начинался полный ледоход. На берегу, чуть ли не у самой дороги, с треском вздымались «костры», огромные льдины лезли одна на другую, ломались и опять падали в воду.

Помаленьку Волга очищалась, начинались хлопоты жителей улицы. Надо было спустить на воду лодку и осмотреть, не течет ли, а потом поставить у берега «крылену» Это плетеный из ниток на деревянный обруч сетчатый «кувшин», на одном конце узкое горло, а на другом, куда заходит рыба —  широкий раструб.

Таких «крылен» в каждом доме хранилось до 200 штук. Есть они и в музее школы №17.

После прохода льда  начиналась навигация. Улица Норская набережная, за  много веков, повидала и бурлаков, и расписные расшивы, влекомые ими, сменившие их коноводные машины и, наконец, пароходы.

Из работы Курочкина «Пароходы чрезвычайно оживляли Волгу. После начала навигации первыми шли небольшие пароходики купцов Моисеевых – «Александр» и «Мария». Рейсы их были от Костромы до Рыбинска. «Александр « на ходу во всю мочь брызгал колесом и точно задыхался, а «Мария» издавала какие-то плачущие звуки. И мы бежали за ней по улице и в такт ее причитаниям кричали: «Проклятые, замучали!  Сейчас дойду, сейчас дойду!» Она так жалась к берегу, что один раз зашла на затопленный  Сельский луг (сразу за посадом),  тут села на мель».

В мае и в июне, непрерывно тянулись караваны с хлебом. Мы издали узнавали пароходы по цвету, пассажирские — по свистку. Пассажирских было несколько компаний.  Вечный «Самолёт,» — это одноэтажные пароходы «Поспешный», «Проворный», «Быстрый», «Лихой», «Удалой», «Отважный», «Курьер», «Доктор Кокерин».  Мимо Норского они проходили в 10 утра и 10 вечера. Точность была такая, что по их свистку на пристани ставили часы.

Купцы Норской набережной,  Колчин, Секерин, Голубятников,   торговали лесом и богатели на этом. Покупали дерево на Нижней Волге и гнали продавать дальше на Рыбинск. Среди норян был развит такой промысел, как плотогонство.

Труд сплавщиком, или  как называли их  норяне, сгонщиков,  был поистине каторжным. Частенько приходилось применять бурлацкий труд.

После ледохода все свободное от ученья время дети проводили на Волге. Скоро с верхов  пригоняли плоты кошевника (дровяной трехполенный лес) или строевого леса и ставили у берега. Ребята бегали по ним, ловко перепрыгивали через разрывы в плотах,  ловили рыбу  и раков. Раков в те времена было много. Плели рачни (обручи с переплётом из мочалы и обтянутые мережей), клали в них приманку и камни и отпускали с плотов в воду. Через пять-десять минут рачни, наполненные чёрными, шевелящимися раками, вытаскивали. В июле, когда представители рачьего племени меняли шкуру, ловили их под камнями прямо руками. Быстро налавливали полведра и тут же ее варили.  Мальчики проводили здесь целые дни, купались до бесконечности, не успевали просыхать волосы.  В воде пребывали так долго, что потом сидели на горячих камнях, дрожали и старались согреться на солнышке.

Наступала осень. Осенью и зимой в праздник молодежь улицы устраивала вечеринки с танцами под гармонь, с различными играми. Кавалеры вскладчину снимали у кого-нибудь две комнаты попросторнее, нанимали за два-три рубля гармониста, приглашали барышень и веселились до трех-четырех часов утра. Угощение составляли чай с дешевыми конфетами и пряниками.

Дети развлекались по-своему «Волга – холодная, серая, хмурая нас уже больше не привлекала. Одним из любимых занятий было набрать на берегу, на приплеске, то, что выбросила Волга, развести огонь и греться у огня». Короткий день и непогода загоняли на дворы. Любимая игра детей была в «застукалки», наподобие наших пряток. «Из нашей компании в пять-шесть человек один «водил», его обязанностью было искать спрятавшихся товарищей. Пока он ищет кого-нибудь в кустах за дровами, другие бегут к заранее выбранному месту и здесь по чему — нибудь колотят палкой». 1 сентября начиналось учение в норском училище.

 

 Норско-посадское земское училище. Норская набережная дом № 37

       Осенью 1867 года на берегу Волги, напротив Благовещенской церкви, было построено земское Норско – посадское земское   трехклассное училище. В двухэтажное каменное белоснежное здание переехала из ветхого дома на Успенской площади Норская управа, разместились квартиры учителей и, лишь одна комнатка на втором этаже была отдана под само училище (училище основано в 1860).

Строительство каменных зданий Норскому посаду обходилось очень дорого. На  набережной расположено лишь три таких строения – школа, лавка, принадлежащая нескольким купцам с набережной,  дом Курочкиных. Купцы предпочитали строить свои дома из пригнанного по Волге леса. Учились в ней дети из семей посадских и зажиточных крестьян, граничащего с посадом села Норского. Единственные воспоминания о том, как велось обучение в те годы, мы находим в записях Норского краеведа Г.И Курочкина. Семья Курочкиных жила неподалеку от училища, здесь же на Норской набережной, окончили школу все семь детей купца И.В Курочкина.

В конце 1896 года приказом губернатора при училище учредили  волостную библиотеку-читальню. Норская библиотека-читальня была бесплатной 23 марта 1897 года библиотека торжественно открылась,  все, умеющие читать, ребята брали книги .

Вся общественная и культурная жизнь норян проходила при училище -проводились народные чтения с теневыми картинками, читали популярные рассказы Гоголя, Толстого, Тургенева, Чехова, стихи Некрасова, Жуковского, Пушкина. Великим постом священник, заведующий библиотекой, отдавал предпочтение рассказам духовного содержания – «Житиям святых», «Поучениям».

Норская Набережная зимой.

В том же 1896 году появилось у норян новое развлечение. На святки, 3 января, посадская молодежь под руководством студента — медика Георгия Курочкина поставили свою первую постановку по пьесе Островского «Не так живи, как хочется». Спектакль проходил в здании училища. Пьеса имела такой успех, что наутро ее пришлось повторить. С тех пор это стало традицией – в школьном подвальчике, на святки, ставилась новая пьеса. Народный театр Курочкина приобрел известность и гремел на всю Норскую волость. За вход с посетителей стали брать небольшую плату.

Святки продолжались от Рождества до Крещения, с 7 по 19 января. В святочные ночи народ не спал.  Ходили из дома в дом, угощались, колядовали, то есть пели колядки – старинные рождественские и новогодние обрядовые песни.  Рядились по-всякому, заходили в дома и веселились, как могли: кувыркались, дурачились, иногда разыгрывали целые представления Дьячки из всех четырёх церквей обходили  с образами дома, распевая тропарь и брали от мирян за то натурой – хлеб, сало, крупу, а порой и деньги. Священникам подарки делали прихожане из его прихода, а в ответ получали от них угощение.

В день Крещения совершается крестный ход на воду, на Иордань. Иорданью называется место на водоёме и прорубь для водосвятия. В Норском это место звали «Ёрдань». Их. Это красивое сияющее сооружение изо льда напоминающее часовню из колонн, строили на Волге, напротив каждой церкви Мастерство изготовления передавалось в семьях жителей Норской набережной — Логиновых, Калашниковых, Волковых – из поколения в поколение. Описание «Ёрдани» улицы Норской набережной, напротив Благовещенской церкви мы находим в записях  Г.И. Курочкина. После обедни из церквей к своим «Ёрданям» спускалась масса народа. В каждой чаше освящали воду. После богослужения прихожане пили освящённую воду и омывали лицо.

Посадская ребятня съезжала с гор к реке на салазках и низких корзинках, подмороженных коровьим навозом. На них нельзя было скувырнуться, но вертелись они как колесо, то катишься лицом вперёд, то спиной.   У норских мальчишек было в обычае утром, после Крещения, ещё затемно, ломать «Ёрдани», а части изо льда тащить по своим дворам. Но странное дело – если кто-нибудь в это утро помешает изломать «Ёрдань», она будет стоять целые недели, пока сама не развалиться в какую-нибудь оттепель.

Но пришла пора рассказать и о семейных династиях, живущих на Норской набережной.

Старожилы Норской Набережной – дома и люди

  Дом №31

 

 

       

Дом купца Сикерина В.Е. до революции       дом №31 в наши дни

  

В начале Набережной сохранился старинный двухэтажный дом купца В.Е.Сикерина. Купец был уважаем в , торговал лесом и состоял в Норской думе в 70-е годы.

19 века. Дом украшен прекрасной резьбой, остатки которой еще сохранились. После революции в здании поселились детские ясли, существовавшие до конца 80-х 20-века. В начале 90-х, когда Благовещенский храм был передан епархии, въехал священник Олег Разумов. Жил на втором этаже, на первом содержалась православная школа. Несколько лет назад священник покинул Россию. Сейчас дом переживает не лучшие времена – разбиты окна и выломаны двери, хоть надпись на доме и гласит, что идет ремонт.

                              Дом № 28   Колчины

В Норской думе состояли самые уважаемые купцы посада, более половины из них составляли жители Набережной. Одними из богатейших купцов были Колчины, Антон Николаевич Колчин также состоял в думе. Когда дума была реорганизован в управу, Колчина избрали старостой.

Колчин Н.А.

Его сын Николай Антонович Колчин (1859-1913) считался самой колоритной фигурой улицы.  «Хороший мужик был Колчин, — писал о своем соседе Курочкин.  На набережной стоял его двухэтажный дом, устроенный на городской манер. Колчин торговал лесом и крупой, сплавлял лес по Мологе, Шексне и Волге. Из себя рослый, красивый, в обществе держался спокойно и с достоинством.    Все жители, которым был нужен лес, шли к нему. Николай Антонович не отказывал никому, частенько давал в долг. Крупные подрядчики предпочитали отдавать заказы ему, как наиболее честному и ответственному. Местные сгонщики работали под его руководством. Он, кажется, никогда не ругался, а ведь у нас поговорка была: «Что ты ругаешься как сгонщик».

Николай Антонович очень любил лошадей. Я помню его любимую лошадь, белую, с большими коричневыми пятнами, — «ситцевую», как он ее называл. Сытая, довольная и веселая она быстро выезжала со двора с хозяином, укутанным в шубу, и везла его в Ярославль. У Николая Антоновича было три пожара. Сгорел старый двухэтажный дом в 4 окна, оставшийся еще от старых хозяев. Колчин любил все яркое, радостное. Окрашен он был по воле хозяина в сиреневый цвет. На этом месте был возведен еще один двухэтажный дом, окрашенный в красный цвет, сгорел и он. В пожаре погибли и коровы и лошади. Плакал Николай Антонович и говорил: «Не жалко мне ни дома, ни имущества – лошадок жалко!»»

Для жилья выстроил небольшой изящный домик в восточном стиле, весь украшенный резьбой – мы стоим около него, и вновь на старом месте стал возводить большой. Нехорошее видно было место – сгорел и он. Бывало как в Норском пожар, так и говорили: «Поди, у Колчиных горит». Сейчас в родовом доме живет праправнучка Николая Антоновича Инна Николаевна Романычева

В 2008 году дому под № 28   исполняется 100 лет, он один из самых красивых на Норской набережной и сохранился  замечательно. По легенде Колчин выстроил его под впечатлением от поездки в Китай. Хозяева берегут его как святыню, как память о своем предке.  Инна Николаевна бережно хранит все реликвии, связанные со своим предком: фотографии, поздравительные открытки, предметы старины, легенды. Одна из них гласит: « Перед смертью Николай Антонович простил всех своих должников, что брали у него лес в долг».

Стояли на Норской Набережной три небольших домика. Звали их «Верина усадьба – кобылий завод».

Дом №24, один из домов Веринской усадьбы.

 

    Такому нелестному названию послужило следующее обстоятельство. У большинства живущих здесь была фамилия Новиковы; но все они шли под кличкой Вериных. Говорили, что родоначальница этого рода была какая-то бабушка Вера, отсюда и пошло это прозвище. У этой «усадьбы» была такая особенность. Исстари жили здесь три семьи: Анны, Лукерьи и Авдотьи Вериных. Это были энергичные женщины и мужей молчаливых, малозаметных приняли себе в дом. В каждой семье было множество ребят, и все больше девочки. Потом они выросли, повыходили замуж; одни осталось, другие овдовели и с детьми вернулись сюда же. Население «усадьбы» увеличивались, и по-прежнему мужской элемент как-то растворялся в женском.  До революции  жили в них родственники, три семьи Новиковых. Здесь же жила любимая няня Георгия Ивановича Настасья Исаковна. Сейчас это дачи.

    

Дом №  21    Курочкины.

Дом Курочкиных до революции                           Дом Курочкиных в наши дни

Одни стены остались от некогда крепкого, многолюдного дома с большим хозяйством. На проемах от окон стоят решетки, сквозь щели в крыше видно голубое небо. Запустение и разруха царят здесь. Норская общественность долгое время билась за то, чтобы дом отдали под музей Г.И.Курочкина, но, увы… В 70-е годы, когда его покинули последние из Курочкиных, здание отдали под общежитие фабрики «Красный перевал». Расселенный в 90-е годы дом долгое время пустовал, переходя из рук в руки.

Дед Курочкина, Василий Арсентьевич, дом для своей семьи  купил у Колчиных в 1858 году  за 500 рублей. Дом по воспоминаниям был выстроен в 1806-1807. Здесь 2 апреля 1875 года родился наш летописец, широко известный в ярославских и московских  кругах Георгий Иванович Курочкин. Отец его, небогатый купец, имел семерых детей.

Г.И.Курочкин в доме на Набережной

Георгий Иванович был человеком большого кругозора и разносторонних интересов. С юношеских лет увлеченный театром, был желанным гостем на премьерах в Волковском, его связывала крепкая дружба с актрисой М.Н.Ермоловой и ее дочерью, с актерами московских театров. Много статей посвящено театру и театральным кругам Ярославля и Москвы, но для нас наибольший интерес представляют материалы, посвященные его детству и юности в Норском посаде, его истории и известных личностях – наших земляках, например художнике Г.И.Угрюмове. Увлеченный, обладающим прекрасным чувством юмора и актерскими способностями, наш земляк был желанным гостем везде.

Дом Курочкиных всегда был очень гостеприимным. Кто только не побывал. Иван Васильевич, отец нашего краеведа, принимал у себя директора Норской мануфактурной фабрики Р.Девисона, семью священника Александра Смирнова. А.И.Смирнов, дед поэтессы Марии Петровых, начинал службу в Благовещенской церкви. Георгий очень дружил со своей ровесницей Фаиной Смирновой ее матерью. В мае этого года дом Курочкиных признан памятником старины

 Дом № 19.  Белугины.

Ухоженный, выкрашенный ярко-зеленой краской (как и многие дома набережной) , он весело смотрит резными наличниками на речные воды.

Дом Белугиных (Масловых)

С семьей Белугиных в Норском связана следующая легенда. Когда  норские рыбаки выловили в Волге гигантского осетра, подаренного Екатерине 2-й, в другие сети попалась очень крупная белуга, которую рыбаки оставили себе. А рыбака Калашникова, выловившего рыбу, так и стали звать Белугиным. В ГАЯО в метрических книгах Благовещенской церкви часто в записях встречается двойная фамилия Калашниковы-Белугины, затем осталась лишь ее вторая часть. Купцы Федор Сергеевич и Сергей Федорович Белугины были дружны с Иваном Васильевичем Курочкиным, есть на фотографиях в его альбоме, а племянник Федора Тихон был лучшим другом  детства Георгия Курочкина. Сейчас в этом доме живут их потомки – Татьяна Маслова (Белугина) и ее муж работают на Норском керамическом заводе.

Дом № 2 Новиковы

Мы идем по тропинке к Галке, с берега на улицу поднимаются деревянные ступеньки, пасутся белые козочки. Сквозь высокие деревья смотрят на берег старинные дома набережной, украшенные разнообразной резьбой, возвышаются среди них коттеджи «новых русских». Дом №2 стоит на стрелке Галки и Волги. У хозяев, Новиковых, есть прекрасные фотографии Галки, сделанные в 50-годы. Тогда она была полноводной

По берегам и Верхней  и Нижней Норы, начиная с 17 века, сплошь стояли кузни. Вот и прозвали Верхнюю Нору Галкой, так как берег ее был черен от угля.

Река Галка(Нижняя Нора)

Новиковы были крупными подрядчиками, держали лавку в том же доме, что и Курочкины (напротив посадского училища). Георгий дружил с мальчишками Новиковыми. Николай Григорьевич Новиков играл в народном театре у Курочкина. Сейчас  в доме живет его внук Борис Николаевич Новиков.

      Вот и закончилось наше путешествие по Норской набережной – одной из самых красивых улиц  старинного Норского посада. Весной ее украшают белые и лиловые кусты сирени, летом – буйное разноцветье, осенью пламя рябин. Мы постарались написать как можно более полную  биографию улицы, познакомить вас с ее старожилами.